Как написать любовный романЧем отличается любовный роман от всех прочих? В любовном романе основой сюжета является страсть главных героев друг к другу. Отсеки ее, и от книги ничего не останется.

Цель любовного романа — создание у читателей прекрасной иллюзии: они любят и любимы.

Несколько лет назад организация Американские авторы любовных романов (Romance Writers of America) провела интересное исследование. Оказалось, что романы про любовь составляют около трети всех художественных книг. В 2005 году 64,6 миллиона американцев прочитали хотя бы один дамский роман. Поклонниками этого жанра являются люди от 15 до 75 лет, причем половина из них входит в возрастную группу от 25 до 54 лет. Удивительно, но факт: мужчины составляют 22 % читателей дамских романов. Многие из них подписываются на получение книг по почте, но оформляют все на имя жены — чтобы не позориться.

Любовные романы, как правило, публикуются в сериях с общим оформлением. Некоторые издатели верстают всю серию так, чтобы в каждой книге было одинаковое количество страниц — это сокращает расходы на печать, упаковку и доставку. В серию подбираются книги с каким-либо объединяющим признаком: это может быть мистика, эротика, офисный роман, детектив и т.п. Но главной сюжетной линией остается любовь.

 

Поджанры любовного романа

Чик-лит (от английского Chick-Lit — литература для цыпочек). Поджанр возник благодаря многочисленным телесериалам, рассказывающим о молодых девицах, думающих больше о карьере, чем о замужестве. Героиням около 20, они работают на низкооплачиваемой работе и мечтают о звездном будущем. И тут появляется ОН — накаченный, умный и богатый. При этом Героиня — отнюдь не тургеневская девушка. Она может курить, материться и даже иметь не одну, а две-три любви всей жизни. Стиль изложения, как правило, ироничный. Повествование часто ведется от первого лица.

На Западе выделяют еще и хен-лит, то есть литературу для дам более старшего возраста. Стиль изложения аналогичен чик-литу. Отличие заключается в том, что героине хен-лита за тридцать, у нее все в порядке с деньгами и общественным положением, она замужем, но не за тем, кем надо, или только что развелась. Еще одно ответвление — мам-лит или мамская литература. Все то же самое, но главная героиня имеет детей и они существенно влияют на развитие сюжета.

Женская проза. Героиня менее эмансипирована и самоуверена, не курит, не пьет и вообще ведет себя примерной барышней. Принадлежит к среднему классу. Цель та же — найти мужчину мечты.

Гламур. Рассказ о сердечных драмах богатых и знаменитых. Они тоже ищут Принца, но обязательно с полцарством впридачу.

Эротика. По ходу дела Героиня с Принцем часто и долго занимаются сексом. Все это описано в красочных деталях.

Исторический роман. Поиск Принца осуществляется на фоне замков и пышных кринолинов. Историей считается все, что было до 1950-х гг. Более поздний период в глазах читателей выглядит не так романтично. Героиня и Принц идут впереди своего времени и отличаются широтой кругозора и свободой от предрассудков.

Фантастика/фэнтези. Поиски Принца заводят Героиню в будущее или в тридевятое королевство. Препоны любви чинят галактические пираты или Властелин Черного Утюга.

Мистика. Любовная история развивается при участии потусторонних сил, как то — ведьмы, оборотни, вампиры, джинны, ангелы и прочие паранормальные существа.

Триллер. Героям угрожает страшная опасность, они льнут друг к другу, и в результате получается любовь.

Детектив. Обычно в этих романах есть третий лишний — покойник. Героиня и/или Принц расследуют случившееся и параллельно любят друг друга.

Сага. Рассказывает о жизни женщины — от детства до пенсии. Соответственно любовь к Принцу проносится через года.

Подростковая литература. Ориентирована на девочек 12-17 лет. Посвящается первой любви.

План любовного романа

Типичный план любовного романа выглядит так:

1. Герой и героиня влюбляются.

2. Возникает проблема, которая мешает им соединить сердца.

3. Чувства углубляются. Герои понимают, что это Любовь Всей Жизни.

4. Проблема решается, и герои обмениваются поцелуями, признаниями в любви, обручальными кольцами, эротичными намеками и т.п.

Герои любовного романа должны быть симпатичными. Во время чтения качественного произведения читательницы легко ассоциируют себя с Героиней и легко влюбляются в Принца. Поэтому мелочная стерва и престарелый уголовник со вшами в бороде сразу отпадают. Но и работать по шаблону “он был красив, как бог, и умен, как змей” — тоже не годится. Герой должен иметь яркую индивидуальность — то есть выделяться из толпы книжных мачо.

Начинающие авторы часто описывают своих героинь как 20-летних красоток с небывалым IQ и директорским креслом под прелестным задом. К сожалению, так не бывает. Девушки с модельной внешностью работают моделями, а не президентами международных компаний. И причина тут не в том, что красота не совмещается с умом, а в том, что успешный руководитель должен иметь опыт, связи и знания, которые не получишь в общеобразовательной школе. Так что либо накидывайте своей красавице 10-15 лет, либо понижайте в должности: пусть работает секретарем или помощником бухгалтера.

Другая крайность — делать героиню слишком уж непробиваемой. Ни одна модель не начнет спокойно собирать улики, наткнувшись на труп под кроватью. А если начнет, то этой девушке требуется не жених, а неотложка. Неправдоподобно смотрятся и барышни, которые верят любому вранью, любят идиотов и нарочно подвергают себя смертельной опасности.

То же самое касается Принцев. Если ваш мачо богат, умен и прекрасен, вряд ли он все эти годы страдал от одиночества и ждал настоящей любви. Умные не ждут и не страдают: они делом занимаются. Особенно, если средства позволяют.

На протяжении романа героям предстоит столкнуться как минимум с двумя проблемами: первая проблема приводит к знакомству героев, вторая — препятствует их любви.

Должны быть какие-то обстоятельства, которые заставят героев продолжать общение: совместная работа, природный катаклизм, война, общее жилье и т.п.

Если герои поначалу ненавидят друг друга, это не должна быть беспричинная ненависть. То же самое касается любви. Покажите, что именно притягивает Принца к Героине, а Героиню — к Принцу.

Сексуальное влечение и страсть с первого взгляда — это не любовь. Если мы говорим о подлинных чувствах, то нам необходимо прописать, как герои общаются между собой, за что они уважают друг друга и что именно возбуждает их страсть.

В жанровом любовном романе все должно быть просто и узнаваемо. По этой причине следует тщательно выбирать место и время действия. Хорошо продаются романы, аппелирующие к знакомой культуре, историческим событиям и географическим регионам. Например, любовный роман из жизни дикого племени с берегов Лимпопо — это почти гарантированный провал. Россия, Европа и Северная Америка — это удачное место действия; при этом лучше, если хотя бы один из героев будет россиянином. Экзотические страны сойдут, но герои опять-таки должны иметь связь с Россией.

Если же автор хочет поведать о любви афганской девушки к одноногому калеке, ему придется писать не дамский роман, а мейнстрим — то есть брать не столько сюжетом, сколько красотой слога и умными мыслями (как это сделал Халед Хоссейни, автор одного из крупнейших бестселлеров последнего времени — “Тысяча сияющих солнц”).

Написание книги на стыке мейнстрима и розового жанра, как правило, не оправдывает себя: трудозатраты велики, а отдача нулевая. Эстеты будут воротить нос — слишком пошло, а неэстеты все равно не оценят усилий автора. Так что важно с самого начала определиться — для кого вы пишете и хватит ли у вас квалификации, чтобы осуществить задуманное.

Какие подвохи ожидают автора любовного романа

Если вы претендуете на место в любовной серии, не начинайте рассказ с детства героини, с описания исторических событий, параллельных миров, прекрасной местности и т.п. Вы продаете историю любви — значит, начинайте с обещания интересной истории любви. К детству и мирам можно будет вернуться потом — в порядке флэш-бэка. Отличное начало — это действие, которое показывает героиню во всей красе: что это за женщина, чем именно она интересна и т.п.

Не используйте типичные для любовных романов штампы:

• Машина Пети врезалась в машину Маши; герои ругаются, а потом начинают любить друг друга.

• Петя подхватил Машу на руки и понес вверх по лестнице — заниматься любовью, естественно.

• Маша упала с третьего этажа (с лестницы, с дерева и т.п.), а Петя поймал ее.

• Петя пострадал от бандитской пули (когтей пумы, еврейского погрома и т.п.), а Маша вылечила его от ран.

• Маша вышла из ванной, завернутая в полотенце, и столкнулась с Петей.

• Петя подсмотрел, как Маша купается.

• Машу насильно выдали замуж за Петю, а потом оказалось, что Петя — мечта всей ее жизни.

• У Маши сломался каблук, и Петя понес ее на руках в светлое будущее.

• Первый поцелуй Маши и Пети происходит на фоне фейерверка.

• Герои целуются — публика аплодирует.

Если у Принца есть Другая, не делайте ее полной идиоткой или мерзавкой. Это бросает тень на умственные способности героя. Ведь он связался с ней по какой-то причине, правда? То же самое касается бывшего жениха (мужа, любовника) Героини.

Проверяйте, есть ли в вашем романе конфликт. Причина, по которой герои не могут соединить сердца, не должна сводиться к спорам или к тому, что их объяснения все время прерываются: то любопытной соседкой, то вредной кошкой.

Секс

Любовный роман должен быть страстным. Это не означает, что героям надо устраивать сексуальные оргии на каждой странице. Страсть — это эмоциональное напряжение, и ключ к нему — неудовлетворенное желание героев.

Там, на мягком песке, в нескольких шагах от старших, мы валялись все утро в оцепенелом исступлении любовной муки и пользовались всяким благословенным изъяном в ткани времени и пространства, чтобы притронуться друг к дружке: ее рука, сквозь песок, подползала ко мне, придвигалась все ближе, переставляя узкие загорелые пальцы, а затем ее перламутровое колено отправлялось в то же длинное, осторожное путешествие; иногда случайный вал, сооруженный другими детьми помоложе, служил нам прикрытием для беглого соленого поцелуя.

— В. Набоков “Лолита”

Завтра же надо исчезнуть, бежать в Москву, скрыться от всех с этим позорным несчастьем обманутой дачной любви, столь явным даже для прислуги в доме! Но при этой мысли так пронзало воспоминанье о бархатистости ее вишневых губ, что отнимались руки и ноги. Если он сидел на балконе один и она случайно проходила мимо, она с неумеренной простотой говорила ему на ходу что-нибудь особенно незначительное — а где же это тетя? вы ее не видали? — и он спешил ответить ей в тон, готовый зарыдать от боли. Раз, проходя, она увидала у него на коленях Зойку, — какое ей было до этого дело? Но она вдруг бешено сверкнула глазами, крикнула: Не смей, гадкая девчонка, лазить по коленям мужчин! — и его охватил восторг: это ревность, ревность!

— И. Бунин “Зойка и Валерия”

Высший пилотаж — писать о сексе чувственно, но не пошло. Описание эмоций и образов-ключей, которые создают нужную атмосферу, — вот что делает эротическую сцену нежной и изысканной. Поэтому грубейшей ошибкой будет подробное техническое описание самого акта, а также использование медицинской или вульгарной лексики. Наихудший вариант — всевозможные “влажные лагуны” и “пики наслаждений”.

Классики описывали сексуальные сцены так:

Поднял вуальку, отклонила головку, поцеловал — еще немного отклонила. Пошел по скользкому шелковому зеленоватому чулку вверх, до застежки на нем, до резинки, отстегнул ее, поцеловал теплое розовое тело начала бедра, потом опять в полуоткрытый ротик — стала чуть-чуть кусать мне губы…

— И. Бунин “Галя Ганская”

Она скатилась на мою сторону, и ее теплые русые кудри пришлись на мою правую ключицу. Я довольно бездарно имитировал пробуждение. Сперва мы лежали тихо. Я тихо гладил ее по волосам, и мы тихо целовались. Меня привело в какое-то блаженное смущение то, что ее поцелуй отличался несколько комическими утонченностями в смысле трепетания пытливого жала, из чего я заключил, что ее натренировала в раннем возрасте какая-нибудь маленькая лесбиянка. Таким изощрениям никакой Чарли не мог ее научить!

Как бы желая посмотреть, насытился ли я и усвоил ли обещанный давеча урок, она слегка откинулась, наблюдая за мной. Щеки у нее разгорелись, пухлая нижняя губа блестела, мой распад был близок. Вдруг, со вспышкой хулиганского веселья (признак нимфетки!), она приложила рот к моему уху — но рассудок мой долго не мог разбить на слова жаркий гул ее шепота, и она его прерывала смехом, и смахивала кудри с лица, и снова пробовала, и удивительное чувство, что живу в фантастическом, только что созданном, сумасшедшем мире, где все дозволено, медленно охватывало меня по мере того, как я начинал догадываться, что именно мне предлагалось.

— В. Набоков “Лолита”

Очень эффектно смотрится описание чувств героев, когда самое главное уже позади.

Я горд и счастлив, как Иродиада. Эта голова поднесена мне. Я благодарю судьбу, станцевавшую для меня танец семи покрывал. Я готов целовать у этой величайшей из босоножек ее грязные пяточки за великолепное и единственное в своем роде подношение.

Сквозь кремовую штору продираются утренние лучи.

Проклятое солнце! Отвратительное солнце! Оно спугнет ее сон. Оно топает по комнате своими медными сапожищами, как ломовой извозчик.

Так и есть.

Ольга тяжело поднимает веки, посыпанные усталостью; потягивается; со вздохом поворачивает голову в мою сторону.

— Ужасно, ужасно, ужасно! Все время была уверена, что выхожу замуж по расчету, а получилось, что вышла по любви. Вы, дорогой мой, худы как щепка и в декабре совершенно не будете греть кровать.

— А. Мариенгоф “Циники”

 

Любовные сцены. Как писать о любви

видеолекция Эльвиры Барякиной

Видеолекция “Любовные сцены. Как писать о любви” посвящена секретам “соблазнения словом”. Вы узнаете, что именно люди ищут в романтических произведениях, и какие приемы можно использовать, чтобы влюбить читателей в ваших героев.

4 комментария

  1. Здравствуйте,с вами можно консультироваться по поводу деталей любовного романа?

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Оставить комментарий