Убей в себе графомана

Графоманские произведения обладают своеобразным вкусом. Как синтетическая клубника, вроде и клубникой пахнет, а все равно ненастоящая. Только начинаешь читать, только начинаешь погружаться в мир произведения, как тут же, буквально на первой странице, понимаешь – графоман писал. Причем подчас графоман в самом худшем значении этого слова.

Начинающий писатель и кризис на книжном рынке

Перед рассылкой рукописи авторы составляют для себя списки наименований издательств. Обычно эти перечни длинны, и процесс взаимодействия с редакциями растягивается во времени.

Экономический кризис упростил эту задачу. Книжный бизнес нешуточно лихорадит: времена смутные, в издательских делах застой. Но авторы – люди одержимые.

Книжные серии

Огонь страсти: кому нужны книжные серии? Известно, что издательства выпускают книги по утверждённым сериям. Для чего это делается? Кому это надо? Отвечаю: им, издателям, и надо. Им так удобнее вести свой бизнес. Это похоже на деление продуктов питания на категории в крупном супермаркете – овощи, фрукты, алкоголь, кондитерка, бакалея… Ведь книга – это тоже товар,…

Былое и думы: несколько слов о редакторах

В канун Нового Года хочется подводить итоги всему пережитому и сделанному. Уходящий год оказался для меня благодатным в творческом плане. Вышли две книжки и запущено издание третьей. Если я заявлю, что это совсем не повлияло на мою жизнь, то согрешу против истины. Это что-то необыкновенное — заходить в книжные магазины и видеть на полках свои опусы: в “Лас-Книгас”, “Новом Книжном”, “Библиосфере”…

Разведка боем: отношения с редакторами

2007 год был назван Годом чтения. Звучит гораздо благороднее, чем Год свиньи, не правда ли?

А между тем в 2006 году наблюдалось падение читательского спроса, и многие издательства всерьез озаботились этой проблемой. Менялась редакционная политика, уходили редакторы, перетасовывались серии… И все это неизбежно влияло на нашу, писательскую, судьбу.

Любовный роман с редактором

Роман под названием “Тайное и явное в жизни женщины” я написала полтора года назад. Если кратко, то он о том, что любовь многолика. Она разная, и всякий вариант имеет свой вкус и градус — как вино.

Лаконично выражать суть произведения меня научила редактор по имени Наталья. Она заявила, что автор должен уметь чётко формулировать, о чём его произведение. И сразу же выявится — интересная вещь или скучная. Новая или банальная. Ликвидная или нет.

История публикации книги

За пределами близкого круга, или Вверх по лестнице, ведущей на чердак

Сегодня, когда на книжной полке стоят в рядок пять моих книжек, а в издательстве еще две готовятся к публикации, я думаю, что мне уже можно рассказать о том, как это у меня получилось.

Что такое “дамский роман”?

Хуже нет, если о вашем произведении говорят, что оно “как у Дарьи Донцовой” или называют его дамским романом.

С ДД все понятно, а вот “дамский роман” – весьма любопытное явление. Основной его признак таков: это история о том, “как Иван Иваныч полюбил Марью Петровну”.

Стоит ли публиковать первый роман?

Когда-то мне было 14 лет, и я ходила в литературную студию. И мне запомнилась фраза, которую нам там сказали – о том, что надо писать, тренироваться для того, чтобы “выписать из себя Ганса Кюхельсгартена” (это первая поэма Гоголя, которая провалилась…