Василий ВладимирскийВасилий Владимирский родился в 1975 году в Ленинграде, закончил РГПУ им. Герцена по специальности «История России». После института работал внутренним рецензентом в издательстве «Terra Fantastica», потом служил в армии в газете «На страже Родины», где дослужился до капитана. С 2002 года Василий — редактор жанровой редакции петербургского издательства «Азбука-классика». Все это время продолжал писать статьи, рецензии, фантастические рассказы. В конце 1990-х участвовал в проекте новеллизации телесериала Криса Картера «Секретные материалы».

Несколько лет вел рубрику «Фэн-клуб» в журнале «Питер book «, который сейчас, к сожалению, существует только в электронном виде.

В данный момент сорудничает с журналами «Мир фантастики», «Russian Mobile», «Русский Newsweek», «Полдень, XXI век», газетой «Книжное обозрение» и несколькими Интернет-ресурсами, в том числе крупнейшим сетевым книжным магазином www.ozon.ru.
С января 2007 года работает — креативным директором журнала «FANтастика» (Санкт-Петербург)

Эльвира Барякина: Расскажите немного об истории «Озона»? Как все начиналось?

Василий Владимирский: Первоначально это был совместный проект двух петербургских фирм: «Рексофта» и издательства «Terra Fantastica». Первая занималась програмным обеспечением, вторая обеспечивала контент. Из всех многочисленных интернет-магазинов только «Озон» уделял большое внимание сопровождающим материалам — статьям, обзорам и интервью, и это во многом помогло ему раскрутиться. Со временем проект был несколько раз перепродан, команда литературных обозревателей менялась и в результате из первичного состава остался только писатель-фантаст Александр Етоев.

Эльвира Барякина: По какому принципу вы отбираете книги на рецензии?

Василий Владимирский: Я пишу о тех книгах, на которые не жаль потратить время — критерий крайне субъективный, но, по-моему, единственно возможный.

Эльвира Барякина: Может ли писатель, чьи книги продаются на Озоне, предложить вам свою работу для рецензирования?

Василий Владимирский: Предложить можно, но я возьмусь далеко не за каждую книгу. В первую очередь, меня интересует фантастика. Если речь идет об обзоре новинок на «Озоне», то здесь есть еще и формальные ограничения: книга должна быть свежей — то есть появиться на прилавках в последние месяц-два-три. Исключения делаются только для переизданий.

Мне можно прислать краткую аннотацию — на один-два абзаца, а дальше я уже буду смотреть — подойдет мне эта книга или нет.

Эльвира Барякина: Ваши рецензии влияют на ход продаж книг?

Василий Владимирский: На «Озоне» влияют. Но надо учитывать, что продажи по каждому наименованию не так уж велики — интернет-магазины зарабатывают деньги в основном благодаря широкому ассортименту. А если говорить о продажах в целом, то рецензии практически не влияют на них. С точки зрения издателя рациональнее расклеить постеры в метро или засветить писателя на телевидении, чем гоняться за вниманием критиков.

Эльвира Барякина: Расскажите об издательстве «Азбука»: что это за издательство, каковы направления его работы?

Василий Владимирский: В настоящий момент «Азбука» — одно из старейших издательств Петербурга, занимающихся художественной литературой. Ежемесячно в «Азбуке» выходит около сотни наименований — летом чуть поменьше, зимой чуть побольше. В рамках издательства существует четыре редакции: 1) классической и современной художественной литературы; 2) ИЗО, научно-популярной и словарно-справочной литературы; 3) детской литературы, 4) жанровой литературы.

Самый известный проект редакции современной литературы — серия «Азбука-классика», дешевые и качественно сделанные покетбуки, в которых переиздается вся мировая классика от Гомера до Бродского. Покетбук — идеальный формат для школьников и студентов и именно эта серия помогла издательству уцелеть во время финансового кризиса 1998 года.

Эта же редакция выпускат многотомные собрания сочинений — Михаила Булгакова, Сергея Довлатова, «интеллектуальные бестселлеры» (Павич, Зюскинд), переводные триллеры (О`Бер, Лисс), «нереалистическую прозу» (Шеппард, Грэм Джойс) и многое другое, не укладывающееся в жанровые рамки.

Вторая редакция — словарно-справочная. Собственно, в ее названии все уже сказано. В основном здесь выходят словари и справочники по искусствоведению, по истории и культуре и другим гуманитарным дисциплинам. Насколько я знаю, в профессиональных кругах эту продукцию «Азбуки» оценивают достаточно высоко.

Детская редакция — одно из самых динамично развивающихся подразделений издательства. Здесь, в частности, издавалась книга Дианы Уинн Джонс «Ходячий замок», по которой снят знаменитый аниме-фильм Хайяо Миядзаки; прекрасно отиллюстрированная серия Пола Стюарта и Криса Риддела «Воздушные пираты»; цикл Иана Уайброу про Малютку-Волка и многие другие книги, пользующиеся популярностью у детей и подростков.

Редакция жанровой литературы, в которой я работаю, выпускает фантастику, детективы и женские романы. На настоящий момент нашими основными проектами являются серия переводных книг по настольной игре «Вархаммер», «Темный эльф» Роберта Сальваторе с продолжениями, книги Марии Семеновой, Алексея Иванова и Дмитрия Скирюка. На этом мы, разумеется, не зацикливаемся, но именно перечисленные издания пользуются особо устойчивым спросом.

Эльвира Барякина: Что входит в ваши профессиональные обязанности как сотрудника издательства?

Василий Владимирский: Отбор рукописей, формирование новых серий, ведение всего процесса подготовки книги от рукописи до готового издания.

Эльвира Барякина: Какие основные ошибки совершают начинающие авторы, предлагая свои рукописи в издательство? Что им можно посоветовать, чтобы избегать этого?

Василий Владимирский: Главная ошибка — отсуствие профессионализма. Грубо говоря, отсуствие элементарных литературных навыков. Дело в том, что сейчас ни одно более-менее крупное издательство не заинтересовано в том, чтобы заниматься с авторами литературной учебой. Рукопись или берут и печатают после поверхностной редактуры, или сразу отклоняют. В последнее время рынок затоварен, поэтому у полуфабриката все меньше шансов быть изданым. Что делать? Учиться. Писать рассказы, предлагать их в журналы, участвовать в конкурсах, общаться с профессиональными писателями, ходить на мастер-классы… Набивать руку и оттачивать стиль, причем лучше всего — на повестях и рассказах, а не на «крупной форме». И уж только после этого отсылать свою рукопись издателям.

Эльвира Барякина: Сколько рукописей вы получаете в день? Какой процент из них потом попадает в печать?

Василий Владимирский: В последнее время к нам приходит от четырех до десяти рукописей в день. Но за пять лет работы в «Азбуке» я напечатал всего две книги, пришедшие «самотеком», от совершенно неизвестных мне авторов, и оба раза это был сокрушительный провал в коммерческом плане.

Эльвира Барякина: Какой путь проходит рукопись с момента поступления в издательство до выхода в печать?

Василий Владимирский: Сначала книга направляется ридеру на предварительное чтение. На нее пишутся внутренние рецензии, и если мы принимаем положительное решение, то следующая стадия — заключение договора с автором. Потом идет работа по созданию книги как таковой: редактура, первая корректура, вычитка, правка. Параллельно создаются иллюстрации и дизайн обложки. Затем книга верстается и проводится вторая корректура, вычитка, правка — уже на макете. Далее делается вывод пленок или поскриптов и книга отправляется в типографию.

Эльвира Барякина: Что считается успешным книжным проектом, а что — нет? В какой момент становится очевидно, что проект удался или не удался?

Василий Владимирский: Могу говорить только о нашем издательстве — у конкурентов, возможно, существуют другие критерии. Если через 2-3 месяца после выхода книги она продолжает отгружаться в количестве 150-200 экземпляров в месяц и у нас нет крупных возвратов, то этот проект считается успешным. В этом случае мы продолжаем сотрудничать с автором и заключаем контракт на новое произведение. Если тираж кончился и магазины требуют еще, это суперуспешный проект: есть смысл допечатать книгу. Так произошло, например, с циклом Дмитрия Скирюка про травника Жугу после того, как мы переиздали его произведения в новом оформлении. Если книга уходит партиями менее чем по сто экземпляров в месяц, на проекте можно ставить крест.

Эльвира Барякина: Имеет ли возможность автор отклонять обложку к своей книге? Или предложить свой вариант обложки?

Василий Владимирский: Обычно мы сами запрашиваем у авторов, что бы они хотели видеть на обложке. Как правило, нашим писателям хватает ума и профессионализма, чтобы понять: издательство лучше знает, как обеспечить книге оптимальные продажи. Пока серьезных разногласий у нас не возникало.

Эльвира Барякина: Каким тиражем обычно выходят книги в издательстве «Азбука»?

Василий Владимирский: Тиражи варьируются от 4 000 до 100-150 тысяч экземпляров.

Эльвира Барякина: Пиарит ли ваше издательство своих авторов? Если да, то каким образом?

Василий Владимирский: Мы используем весь спектр PR-акций. Вариантов множество — от постеров, которые рассылаются по всем региональным магазинам, сотрудничающими с «Азбукой», до выступлений авторов на телевидении и радио.

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Оставить комментарий