Дмитрий БавильскийНа Западе литературные критики — это люди, от которых напрямую зависит судьба книги. Дадут хорошую оценку — значит, будут хорошие продажи, дадут плохую — продажи будут низкими; не заметят вовсе — велика вероятность, что нераспроданный тираж вернется в издательство. Одним словом, литературный критик — это весьма почетная и высокооплачиваемая профессия. О том, как обстоят дела с литературной критикой в России, мы попросили рассказать Дмитрия Бавильского — действительного члена Академии Русской Современной Словесности (профессиональной гильдии, объединившей ведущих литературных критиков страны).

Э.Б.: Дмитрий, в чем, по вашему мнению, заключается работа литературного критика?

Д.Б.: Критик — это, в первую очередь, внимательный и пристрастный читатель. Если обычный человек просто оценивает книгу — «нравится» — «не нравится», то критик должен свою позицию обосновать, причем без каких-либо прямых эмоциональных оценок. В идеале критическая статья — это попытка разобрать произведение таким образом, чтобы потенциальный читатель мог решить для себя: стоит читать эту книгу или не стоит. Если же его целевая аудитория — люди, уже знакомые с данным произведением, то критик рассказывает о тех смыслах, которые он увидел в тексте. В этом случае, его задача — дать интерпретацию. Ведь писатели, зачастую, сами не понимают, что же они написали.

Э.Б.: Востребована ли сейчас в России профессия литературного критика?

Д.Б.: К сожалению, она медленно, но верно сходит на нет. На смену традиционному «властителю дум» приходит критик-маркетолог, занимающийся продвижением товара. Разборы текста как таковые мало кому интересны. Возможно, потому, что этого практически никто не умеет делать. Люди разучились черпать информацию о тексте из самого текста — из того, как он устроен и как он комментирует самого себя. Куда проще вписать рецензируемый текст в один из социальных контекстов — политических, премиальных и т.д.

Э.Б.: Как вы выбираете книги, на которые пишете критические статьи?

Д.Б.: Я читаю, прежде всего, то, что мне интересно: качественную беллетристику, например, грамотный нон-фикшн. Я не люблю писать отрицательные рецензии: во-первых, громить просто (еще проще почувствовать себя умнее автора, несмотря на пушкинский завет судить художника по законам им самим над собой принятым), во-вторых, остается неприятный осадок. У меня есть опыт, чутье, поэтому я примерно знаю, что ждать от того или иного текста. Если у тебя есть своя внутренняя концепция, то ты именно с точки зрения этой концепции делишь тексты на, условно говоря, «стоящие рецензии» и «не стоящие».

Э.Б.: Может ли писатель предложить вам свою работу?

Д.Б.: Я не люблю, когда писатели сами предлагают мне свои тексты. Лучше, конечно, чтобы я сам находил то, о чем хочется писать. Как правило, книги, которые представляют сами писатели, за редкими исключениями, ничего хорошего из себя не представляют.

Э.Б.: То есть вы работаете только с раскрученными писателями? Ведь каким-то образом вы должны о них узнать.

Д.Б.: Я очень много работаю с молодыми авторами. Участвовал в одном из первых розыгрышей «Дебюта». Тогда, в жюри, я был ответственен за номинацию «малая проза». В финал вышли Денис Осокин из Казани и Володя Лорченков из Кишинева. С тех пор я постоянно поддерживаю с ними связь. Лорченкову я помог выпустить первую книгу – в серии «Неформат» у Вячеслава Курицина, когда тот искал интересные тексты. Все новые тексты Осокина (они очень странные, экспериментальные) проходят через сайт «Топос», который я редактирую вместе с Валерией Шишкиной и Светланой Кузнецовой. Это очень важный для молодых сайт, на нем состоялось такое количество дебютов, что всех и не упомнишь. Наша политика – сочетание (примерно в равных пропорциях) текстов новичков и «старшаков», писателей с именем. Молодые подпитываются у ветеранов и наоборот. Несколько раз публикации в «Топосе» провоцировали интерес и выходили отдельными книгами. Это же очень удобно – прикладывать к синопсису ссылку на публикацию на «Топосе». Ко многому обязывает.

Э.Б.: Отзывы критиков наиболее важны для начинающих авторов. Как талантливый, но совершенно нераскрученный новичок может привлечь внимание критика? Что именно ему необходимо сделать для этого?

Д.Б.: Честно говоря, я не знаю. Воля случая. Есть отборочная комиссия, есть разные сайты… В конце концов, есть ЖЖ, где слухами о хороших текстах мгновенно полнится виртуальная земля. Молодому автору нужен не отзыв критика, ему нужно чтобы его текст попал к издателю. Критика сейчас мало связана с издательском бизнесом (кроме нескольких критиков, консультирующих крупных монстров. Хотя, честно говоря, лучше бы они этого не делали). Лично я считаю, что больше всего начинающему автору нужен опытный редактор.

Э.Б.: Что вы думаете о состоянии сегодняшней российской литературы?

Д.Б.: Что все нормально, процесс идет. Появляются новые имена, новые книги, новые явления. Культура умнее наших досужих размышлений о культуре, она саморегулируема. Я считаю, что литературе ничего не грозит со стороны новых медиа до тех пор, пока в человеке живо стремление к самосовершенствованию и самореализации. То есть, пока «человек» существует как вид.

Э.Б.: Как вы решаете проблему обид со стороны писателей, которым кажется, что вы «накритиковали» что-то «не так»?

Д.Б.: Не обращаю внимания. У них своя работа, у меня своя. Да и обидные тексты я пишу крайне редко. Стараюсь щадить — в первую очередь, самого себя. Плохих книг больше, чем хороших, и я считаю, что мне незачем тратить на них свое время.

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные для заполнения поля помечены *

Оставить комментарий